Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных

Однажды меня позвали на WTF, ну и... понеслась: я завела дайрик.
Дневник планирую плавно превращать в... дневник :)
URL
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
02:36 


22:32 

Билл приготовился умирать, как подобает бойцу. Голодная смерть была не страшна: воздух закончится раньше. Но он не боялся. Давно, давно уже он забыл, что такое страх.
Кислорода на 38 часов, чувства юмора максимум на полчаса, поэтому он просто расслабился с книгой, примостив шлем под сиденьем и заглушил питание, оставив работать только голубой радар, везде распространявший свое лукавое, равнодушное сияние.
Он не думал ни о чем, он все решил с самого начала. Флот пойдет к Земле и он в надежных руках. Это самое главное. Пожертвовать Лорой и оставить ее он не мог. Он сказал сыну, что не может без нее жить. Это была правда, но вовсе не глубокий чувственный порыв был причиной его спокойного самоубийства. Была и другая истина, которую он ни разу не произносил вслух, но которой был верен сколько себя помнил.

Есть вещи, после которых ты не должен перестать себя уважать.

Дальше все было очень просто, без фанфар. На радаре мелькнул сигнал, и в обзорном стекле прямо по курсу бесшумно возник элегантный корпус сайлонской звезды. Прежде чем она идентифицировалась или начала атаковать, Билл увидел оторванное крыло верхней палубы... то самое. Не может быть. Это они. Рысью посадив раптор, он обнял ту самую Лору и внимательно посмотрел в ее влажные глаза:
– Соскучился.
Его шутки резали по больному, но сегодня взгляд не пытался это скрыть. Один, без флота, на рапторе, в костюмчике посреди безымянной черноты космоса.
– Я тебя люблю.
Лора расплакалась, и Билл ответил какую-то глупость. Сзади выглядывали радостные глаза Афины и нескольких его ребят. Все стало очень хорошо.

@темы: фик, Розлин и Адама

22:37 

Вспоминая AR. Диалоги. Отставка :)

Розлин раскрыла папку с колониальной печатью. На официальных листах с обрезанными углами значилось недвусмысленное:

27/С9/9Р23

Мисс Лоре Розлин,
Президенту Колоний

Лора,

Для меня было честью и привилегией служить и работать с Вами в качестве Командующего крейсером Галактикой и Адмирала Колониального флота в эти трудные времена.

Я прошу прощения за недонесение до Вас истинной правды о миссии «Валькирия». Мои действия и решения в течение этого времени ложатся тяжелым бременем на мое сердце на протяжении последних трех лет. Недавнее прибытие лейтенанта Новачека и рассказ о его захвате и пленении сайлонами подтвердили то, что я не могу больше отрицать это даже самому себе. Мое нарушение Договора о перемирии во время этой миссии непосредственно привело к разрушительному нападению сайлонов на наши Колонии. Я больше не могу с чистой совестью продолжать службу.

Таким образом, я, Адмирал Вильям Адама, запрашиваю отставку, вступающую в силу с 27/С9/9Р23.

Я назначаю майора Ли Адаму своим преемником в качестве Командующего Колониальным флотом.

С уважением,
Вильям Адама



– Это что? Прошение об отставке. Ты издеваешься?
Адама, тяжело отмеривая каждое слово, начал:
– Как я уже говорил, нельзя скрыться от содеянного. Я не вижу иного выхода из этой ситуации. Возможно, время пришло, Лора…
– Сядь.
Адама послушно опустился в кресло. Каждая секунда происходящего была как тяжелая гиря в груди.
– Ты невыразимо наивен.
– Наивен, – глаза Адамы блестели.
– Тебе в голову не приходило, что адмиралтейство послало тебя спровоцировать необходимую им войну? Наивно – это думать, что у худших трагедий есть простое объяснение. Потому что простые объяснения дают иллюзию власти, которой нет. Мы знаем, почему сайлоны напали на нас, и это отнюдь не из-за того случая. Боги, мы столько сделали хорошего и плохого за эти 40 лет перемирия, чтобы заслужить нападение…
Он уже любил эти ее лекции. Любил, когда они оставались наедине и она говорила что-то такое, что меняло всё. Знал, что она всегда скажет нечто подобное. В любой момент, что бы ни случилось.
– Но надо что-то со всем этим делать.
– Да, и вот мое предложение, – она протянула входной билет, на котором он с удивлением прочел: «Торжественная церемония награждения Адмирала Вильяма Адамы почетной медалью за 45-летнюю службу и выдающиеся достижения в Колониальном флоте».
– Я это придумала до твоей отставки, так что… Это я и хочу предложить. Ты хочешь наказания за то что ты, по-твоему, совершил? – Тогда вместо отставки, может, встанешь и выйдешь отсюда – а потом мы увидимся завтра вечером в левом ангаре на церемонии и я приколю тебе долбаную медаль на грудь.
– Не могу.
– А это не для тебя. Это для них. Встань там, поприветствуй флот и покажи им того, кого они ждут – героя. Это и будет твое наказание, и пусть тебе будет противно, – Лора лукаво улыбнулась, довольная собой, и подперла подбородок своей изящной тонкой рукой.
Так они смотрели друг на друга какое-то время, забыв обо всем, а потом разошлись по каютам.


@темы: любимые диалоги, Розлин и Адама

22:40 

Последний аргумент

За время сайлонской оккупации Адама совсем затвердел и оброс.
Жива ли она? Эта мысль жгла его где-то очень глубоко внутри. Она ведь была права. И пожертвовала собой ради его упрямой морали и чертовых демократических ценностей, которые в итоге обернулись чем? Сама мысль была невыносима. Он здесь. Они там. Умирают в плену. Он не знал, остался ли жив кто-нибудь из любимых людей. Сол. Кара. Шеф. Эти и многие другие лица каждый день возникали перед его глазами.

Ли изо всех сил умолял его не совершать неизбежного. Не отправлять остатки свободного флота сайлонам на расстрел. В порыве ужаса он использовал последний аргумент:

– Ты помнишь что сказала Розлин?!

Он остановился. Розлин. Это слово резануло все у него внутри. Хорошо, что он не назвал ее имени. Так ведь Ли и не мог называть ее по имени. Это хорошо.
– Наша первоочередная задача – выживание человечества, – напомнил Ли.
Они помолчали. Выживание человечества… Розлин. Первоочередная задача.
– Ты прав, сын. Тебе стоит начать планировать поиски Земли на Пегасе с гражданским флотом. А я возвращаюсь.

@темы: фик, Розлин и Адама

23:33 

Вспоминая AR. Диалоги. Пегас

Потом они встретили Пегас. Из тьмы космоса проступили его суровые очертания, его жестокие линии, чтобы через несколько недель эта судьба и история снова растворилась в неизвестности. Адмирал Кейн не разделяла ценностей Галактики, и когда эта бомба взорвется, было вопросом времени. И чем дальше это откладывалось, тем угрожающе тикал таймер.

Когда между командирами возник военный конфликт, естественно, именно Розлин принялась сглаживать острые углы и вести переговоры:
– Мы лидеры этого флота. Дух закона требует от нас более взвешенных решений.
– Так вот чем вы оба занимались последние шесть месяцев, – Кейн вскочила, – Слушайте, мы на войне! Мы не располагаем роскошью утонченных политических дебатов!
– Вы хотели напрямик, так слушайте, – Лора хитро взглянула на обоих, – у вас есть Пегас, у него Галактика. Два тяжело вооруженных военных корабля. И я уверена, Пегас одержал бы победу в этом бою. Но все это привело бы к тяжелому ущербу для вас обоих.
Кейн бесилась, Адама угрюмо сопел в кресле.
– Таким образом, вы можете или воевать с Галактикой или прийти к компромиссу. И это два единственно возможных варианта здесь.
Все-таки навыки школьного учителя слишком часто пригождаются в реальной жизни.
Адмирал Кейн вздохнула:
– Не понимаю, как такие как вы могли выжить. Ладно. Мне нужен этот флот и я сделаю следующее: я отложу казнь до окончания военной операции.
– Я хочу видеть своих людей на Галактике, – подал голос командер.
– А мне насрать, что вы хотите, вам еще повезло, что вам не огласили ваш собственный приговор!
Тут Лора медленно поднялась и выпрямилась во весь рост, глядя Кейн прямо в глаза, словно кобра. Так они стояли полминуты на фоне внушительной цифры 49,609 на доске за спиной Розлин, справа от флага Колоний. Президент очень взвешенно произнесла каждое дальнейшее слово:
– Уничтожение флота сайлонов, без сомнения, является нашим главным приоритетом. А потом мы снова встретимся здесь для дальнейшего решения вопроса… Спасибо.
Кейн развернулась на 180 градусов и ровной походкой вышла вон.


– Это можно прекратить только одним способом, – с фатальным выражением обреченности Лора глядела куда-то вдаль, – тебе нужно ее убить, – не обращая внимания на улыбку Адамы, она продолжила:
– Как она сказала, давай напрямик. Вы оба сегодня чуть не развязали войну. Ты что думаешь, она отступится? Она выждет время и ударит при первой возможности, это факт. Я так не хочу возлагать это на тебя – но, Билл, она опасна, и твой единственный выход это убить ее, пока она не убила тебя.
На этом моменте Адама уже совсем перестал понимать происходящее.
– Я не ассасин.
Лора улыбнулась, запрокинув голову и встряхнув кудрями:
– Нет. Ты офицер флота Колоний, давший присягу защищать этот флот. Как ты думаешь, что она сделает с гражданскими после твоей ликвидации? – при этой мысли им стало не до смеха. По слухам, с Пегасом действительно был гражданский флот, но потом «с ним что-то случилось».
– Ты же знаешь, что я права.
Билл знал прекрасно, что она была права, сейчас и всегда.
– Весь этот мир сошел с ума.

На этой мрачной ноте закончился еще один странный день в космосе.


Следующим утром ей стало хуже. Он пришел к ней за советом, застав ее в постели и поразился ее виду.

– Мне иногда лучше, иногда хуже, но… Не волнуйся, сегодня я не умру.
– А я не волнуюсь.
Они улыбнулись.
– Что я могу сделать для тебя?
– Ты была права насчет Кейн. Вместе с Пегасом был гражданский флот – 15 кораблей. Кейн распотрошила их на запчасти, припасы, людей… – у Адамы никак не укладывалось в голове произошедшее.
– Ничего удивительного: это и есть ее истинное лицо. Она готова на все, и ты должен поступать так же.
– Что с тобой произошло? Ты стала такой жестокосердной.
– Я уверена, что пока Кейн жива, твоя жизнь висит на волоске, – Лора закашлялась, судорожно глотнув воздух. Он смотрел на опущенные уголки ее грустных глаз, жалкие, растрепанные от болезни волосы и понимал, чья жизнь действительно висит на волоске. Она по старой привычке то снимала то надевала очки.
– Принести тебе что-нибудь?
– Новое тело. Какое-нибудь из тех молодых сайлонских моделей, пожалуйста.
– Не представляю тебя блондинкой.
– Тут ты бы удивился, – Лора ободряюще посмотрела в его расплывающееся лицо.
– Увидимся завтра, – Адама прошел к дверям, тайком утирая слезы, и, тихо кивнув ему на прощание, Лора остановила его в дверном проеме:
– Коммандер. Она убьет тебя. Не позволь ей.


Адама сидел в своей каюте за рабочим столом, уставленным старыми книгами, и тщательно перекладывал бумаги. Становилось не по себе. Надо было что-то делать с Кейн. Скрестив руки перед собой молитвенным жестом, он глубоко задумался. На безымянном пальце левой руки блестело кольцо.
Минуты промедления гулко отдавались в памяти. Командер давно забыл страх, панику. Это было просто ожидание. Ожидание момента, когда нужное решение придет. Прокручивая перед собой сцены прошлого, он бегло искал по страницам памяти ответ на свой вопрос, и разгадка становилась ближе, все яснее проглядывая из опыта, проявляя очертания давно известной, но забытой истины.

Просто выжить недостаточно. Нужно быть достойным того, чтобы выжить.

Судьба пощадила их и вмешалась в события до наступления неизбежного. Кейн была застрелена вырвавшимся пленником – сайлонкой Джиной, которую она с таким наслаждением пытала в течение последних месяцев.


– Слава Богам, что тебе не пришлось следовать моему совету. Я так рада.
– Да, слава богам. Как ты себя чувствуешь?
– Честно, я бы целый год могла проспать… А у тебя, между прочим, нет такой роскоши. Потому что у тебя появилась новая работа, – она улыбалась, как довольная кошка, – Билли!
– Мы еле нашли ювелира, – промямлил Билли, протягивая футляр.
– Ходят слухи, – Лора торжественно начала речь, – что я слабо разбираюсь в военном протоколе, но что-то мне подсказывает, что тот, кто командует более чем одним кораблем, называется адмирал, – передав ему адмиральские звезды, она сплела ручки на обнаженных коленях, – Поздравляю, адмирал Адама!
– Спасибо, госпожа президент. Спасибо, Билли. Не то чтобы я не надеялся, просто давно перестал стараться их получить.
– Это тебе урок, Билл. Никогда не теряй надежды.
– То же самое я говорю и тебе, Лора.
– Точно, – она кивнула, чтобы ей помогли встать. Перед тем как передать ее хрупкое, подкашивающееся тело на руки Билли, он успел оставить на ее губах поцелуй.
И всё внутри его кричало, чтобы он не был последним.

@темы: любимые диалоги, Розлин и Адама

23:38 

Вспоминая AR. Диалоги

– Спасибо, что предоставили мне свою каюту. Я бы хотела вернуть книгу, – Лора собирала вещи, отправляясь на Колониал 1, из политической ссылки обратно в свою резиденцию.
– Это же подарок – удивился Адама, с подозрением что-то читая на ее лице. Он знал ее безупречное чувство такта, она не стала бы этого делать без причины, – Приходите сегодня в ангар. Мой шеф технической группы своими руками построил новый истребитель.
Он так любил своих ребят.

– После всего, через что мы прошли, было так легко сдаться, – Лора говорила всё то, что было как раз у нее на душе, – Потерять надежду. Но не здесь. Не сегодня. Это больше чем корабль, шеф, это – проявление веры. Доказательство того, что несмотря на все наши потери мы не сдаемся. И мы пройдем через это все вместе. Я обещаю.
– Госпожа президент, планировался сюрприз. Ну, в общем… – шеф трепетно стянул ткань с кормы истребителя, и у нее к горлу подступил огромный комок. На черном блестящем хвосте вайпера красовалась нежная, изящная белая надпись: «Лора». Героиня, именем которой было увековечено новое творение техники, уже знала, что жить ей оставалось несколько недель.


@темы: любимые диалоги, Розлин и Адама

23:50 

Вспоминая AR. Диалоги. Кобол

Через пару недель они нашли Кобол, священную планету, родину всех людей. Совпадений было уже слишком много. В соответствии с писаниями и сбывающимися пророчествами, Кобол должен стать способом найти Землю. Адама же мыслил рационально и планировал поселиться на этой планете.
– Нам надо поговорить. Согласно писаниям, если у нас есть «стрела Аполлона», то мы можем привезти ее на Кобол и с ее помощью открыть гробницу и найти путь на Землю.
Адама мрачно наблюдал, куда всё катится.
– Не знал, что вы так религиозны.
– Я и сама не знала, – Розлин доверчиво улыбнулась, – А что?
– Ничего, просто это что-то новое, – выдержав паузу, Адама посмотрел на нее очень серьезно, – Земли не существует. Вы же знаете это.
– Похоже, что мы ошибались, – Розлин заглянула в его недоверчивые глаза, – командер, из того что мы не знаем, где она находится, не следует, что ее не существует.
Адама вздохнул.
– Госпожа президент, я не собираюсь высмеивать вашу веру, но поймите меня. Эти рассказы о Коболе, богах, стреле Аполлона – это просто истории, мифы... сказки! Не позволяйте им ослепить вас, – он пытался обратиться к остаткам ее трезвости, но она решительно качала головой:
– Реальность в том, что сайлонский рейдер совершил успешный прыжок. Реально то, что технологии сайлонов явно опережают наши. И есть все шансы, что рейдер может совершить прыжок обратно на Каприку, забрать эту стрелу, и мы найдем путь на Землю. Реальную Землю.
– Рейдер это военное имущество. Я не буду гоняться на нем за какой-то мифической стрелой. Мне жаль.
Лора понимающе кивнула и подумала, что мужчин в таких вопросах убеждать бессмысленно.

Он недооценивал ее. Признаться, ее недооценивали все. Как эта слабая школьная учительница, без харизмы, без силы, без какой-либо поддержки, отягощенная смертельной болезнью смогла возглавить 50 000 человек и раз за разом принимать верные решения, когда никто не верил и все критиковали? И как все эти ее «видения» могли оказаться правдой?
Как, в конце концов, не имея никаких доказательств своей правоты, она переманила на свою сторону: двух его лучших пилотов (его собственного сына и почти что родную дочь), своего заклятого врага Тома Зарека, и треть флота Колоний?

Адама нацепив очки вдумчиво изучал карту Кобола. Старпом, лейтенант и главный техник сгрудились возле него, стараясь сделать максимально ровное, безоценочное выражение лица.
– Если это всё, что у нее есть, то каким образом эта женщина думает найти гробницу?
– Ну, может у нее были видения...
Гейта и Тай начали ржать.
– Я серьезно! Она говорит, что видит что-то: образы, пророчества… Только я смогу повлиять на Розлин. Мы можем спуститься порознь, но вернемся мы вместе. И надеюсь, на своих ногах. Даже трупами в мешках мы вернемся вместе, – Адама был решительно настроен на воссоединение.

Привал на Коболе. Пейзаж был далек от пасторального, но тем не менее между командером и президентом состоялась трогательная сцена.
– Вы вмешались в военную операцию и нарушили данное мне слово.
– Второе задело вас больше, – Лора прищурила глаза, снимая очки.
– Я прощаю вас, Лора, – царственно произнес Адама.
– Спасибо, Билл, – Розлин медленно просияла, – я не просила у вас прощения.
– Значит, оно у вас просто есть.

Они сидели друг напротив друга под навесом, изможденные длительным переходом через горы, и думали о том, смогут ли они еще хоть раз в жизни насладиться выматывающей прогулкой под холодным промозглым дождем, заливающим сырую, скользкую, черную землю.

@темы: любимые диалоги, Розлин и Адама

23:53 

Вспоминая AR. Диалоги. Пощечина

Когда Кара пропала сразу после их ссоры, у командира что-то надорвалось внутри. Он и сам не знал, что не сможет оставить ее там и так беспомощно и глупо будет оттягивать неизбежное.

– Она будет давить.
– Я тебя поддержу.

– Президент Розлин.
– Госпожа президент.
– Отбросим формальности, вы знаете, почему я здесь, – Лора вошла и остановилась напротив командиров, отведя руки за спину.
– Завершение спасательной миссии – это военное решение.
– Чушь. Не военное это, а личное, – ответила Розлин тихим и спокойным голосом, – Вы оба не можете потерять Кару Трэйс, потому что она ваша последняя связь с Заком.
Полковник и капитан виновато переглянулись.
Давить она не стала.

– Вы ничего не знаете об этом, – начал Ли.
– Даже не начинайте, капитан. Вы теряете перспективу. В обычных обстоятельствах было бы просто печально, что вы оба не можете примириться со смертью Зака. В данной ситуации вы подвергаете риску своих пилотов. Вы ставите весь флот под удар для возможной атаки каждое мгновение, что мы стоим здесь.
– Мы были под угрозой атаки с самого первого дня, – уточнил, сощерившись, Адама, – А сайлоны не хватятся своего патруля еще как минимум день.
Смотря прямо ему в глаза, она шагнула вплотную.
– Полковник Тай. Сколько топлива было израсходовано в ходе этой операции? – вопрос, прозвучавший в лоб Адаме, был адресован старпому, стоявшему в стороне.
– 43% резервов.
– Почти половина, – президент явилась как раз вовремя, чтобы рассказать очевидное, и это было написано у нее на лице, – Это неприемлемо. Спасательные действия в атмосфере луны вывели из строя треть ваших истребителей. Вот это уже абсолютно неприемлемо.
– Хрень всё это! «Неприемлемо» или что бы вы там ни думали, спасение пилота – военный вопрос!
– Ладно, военный… замечательно, – Лора прищурила свои бледные зеленые глаза и продолжала как можно тише, – Вы офицеры. Вы уважаемые люди. И вы оба прекрасно осознаете, что подвергаете опасности жизни более 45000 человек и будущее всей цивилизации из-за своих личных чувств. И если вы оба и остальные сможете жить с этим… то у человеческой расы не осталось шансов. Протрезвейте!
Молниеносно Розлин вышла из каюты.

Их отчитали как детей за воровство. У Ли навернулись слезы. Кару не спасти.
Что тут скажешь. Оплеуха была как раз кстати, подобранная точно по размеру щеки.

Никто не видел ее лица, когда Кару нашли в самый последний момент.

@темы: любимые диалоги, Розлин и Адама

23:56 

Вспоминая AR. Диалоги

Когда она расположила свои обнаженные президентские ножки, закинув одну на другую, на грубом кожаном диване приемной командера, Адама вспомнил, что он уже и забыл, что такое человеческое женское общество. Вспомнил и забыл.
– Полковник Тай был прав. На круизном корабле вспыхнул бунт, когда они ограничили воду. Сейчас мы должны показать им способность поддерживать порядок, – на него внимательно смотрела пара бледных зеленых глаз.
– У меня нет лишних людей для обеспечения безопасности флота.
– Но только у вас есть вооруженные дисциплинированные силы.
– Да, но я не стану полицейским. Есть причины, по которым разделяют военных и полицию. Одни борются с врагами внутри государства. Другие служат и защищают всех людей. Когда армия становится полицией, тогда врагом государства становится само государство...
– Я понимаю сложность проблемы и не допущу этого, – Адама поймал самый честный и глубокий взгляд на свете, – Командер. Я этого не допущу.

@темы: любимые диалоги, Розлин и Адама

00:16 

Про Землю. Жестокие уроки Battlestar Galactica

Очень много в Галактике общечеловеческого, всей этой кровищи-дерьмищи, но это ведь все то откуда мы выходим и то через что мы проходим. Я думаю, Галактика предлагает свой путь, это путешествие не только в глубины космоса, это путешествие внутрь себя. Это энциклопедия человеческого материала в его натуральной среде, от недр его. Не просто апокалипсис, конец света, но крушение всех иллюзий, довольно больно, одна за другой. И нахождение Земли будет ударом по последней, самой больной иллюзии. Не все это смогут пережить.

САМАЯ СМЕШНАЯ СЕРИЯ



Стоило человечеству найти свой новый дом, как оно обнаружило следы своего великого прошлого.
Извините, тут уже насрано до вас :)
И в радиоактивном воздухе как бы повисает немой вопрос:
- А Каприку и 12 Колоний вы в каком состоянии бросили, свиньи?

Вообще, идея возлагать на Землю функцию нового дома, конечно, идиотичная. Я когда первый раз смотрела не поняла: ну планета, ну руины – естественно, если оттуда цивилизация ушла, то будут руины, причем везде – ну радиация, с кем не бывает, причин для радиации может быть много, ну погода как в Москве, допустим зима, а вы чего ожидали? Планета как планета.
Только потом до меня дошло что это fallout по типу Каприки. В этом вся соль. Это кульминация в сюжете. Нам предлагается представить, сколько таких засранных и заброшенных планет оставлено по вселенной в ходе славной истории 12 Колоний.
Печально было бы найти планету, на которой когда-то жили наши предки, и столкнуться с теми же самыми долбоебами, которые все разрушили, засрали и убежали. Ну а другого ожидать не приходится… Предсказуемая была бы «сенсация».

Были ли люди идиотами, отправившись в бесполезный поиск разрушенной планеты, или этот путь был им необходим? Вот в чем вопрос. Зачастую человек, вместо того чтобы обратиться внутрь себя и найти там все ответы, мечется в поисках бесполезного мусора, но сами эти метания бывают крайне необходимы чтобы принять суть. Люди Колоний после апокалипсиса прошли весь путь от Кобола до Земли. Это всё было нужно не чтобы умирающий лидер стал новой главой в сборнике этнических религиозных сказок для будущих поколений, а чтобы граждане переосмыслили поведение и осознали свою общую с сайлонами природу. Но история, как сказал Ключевский, ничему не учит – а только наказывает за незнание уроков.

Ключевая авторская идея в том, что ничего не меняется и не поменяется. На глубоком уровне это сатирическая притча. В эпилоге это прямо сказано в финальной сцене.
Еще одна идея – что человечеству надо помогать сверху. Что само оно ни на что принципиально новое не способно. Только крутить шарманку по кругу, отчаянно драматизируя.
Ди аж застрелилась, бедная. Она же думала, ей должны дать приз.
И что такому человечеству – вот такие ангелы-распиздяи заблудшие.

@темы: философия bsg

04:29 

Ее звали Лора

Могучий, крепкий мужчина сидел один посреди степи, и яркое солнце освещало просторы рая, который мгновенно успел войти в привычку. Все, абсолютно все было хорошо: еда, кров и гигиена, все мелкие бытовые проблемы решились на удивление быстро.

Он искал. Искал было погружения в тяжелый труд, чтобы пережить потерю, а потом вспомнил, что ничего не терял. Потому что никогда ничего не имел. Уходящее сейчас отдалилось настолько, что стало нереальным, какой-то глупостью, сном, от которого он очнулся, и все очнулись. Крейсер, генерал, куча маленьких человечков в подчинении – что и кого могло заставить заниматься всем этим?

Должна была быть какая-то причина. Что-то новое во всем этом безобразии, что-то, появившееся внезапно, под боком, почти за пазухой большой старой Галактики, что-то крохотное и легкое, маленькое и хрупкое, и очень важное... Маленький элегантный лайнер. Он вспомнил, как однажды шел по боковому проходу и в крохотный иллюминатор увидел ее лицо. Милый профиль с пышной гривой волос в узком проеме. Часто, выходя на службу, он представлял, что каждый раз видит ее снова. Но он никогда не делал этого. Почему?

Он вспомнил ее имя. Возможно, она и была правдой во всем этом странном бреде, который он считал почему-то своей жизнью.

А теперь светило яркое солнце, и он сидел один посреди степи, и ему было нечего делать.

@темы: фик, Розлин и Адама

00:26 

Мысли вслух

Ни один сериал так не обожаю как Battlestar Galactica. Смотрела его 4 раза, после чего поняла его смысл, и скорее всего буду еще.

Мне всегда казалось странным участие в фандомах, называние себя фанатом. Я внутренне уверена, что все фанаты в глубине души просто завидуют актерам, их жизни, творчеству, энергии, влиянию. И мне интересно, так ли это на самом деле.

Во время финала сериала у меня случился катарсис. Что это, можно понять только после того как ты это почувствуешь. Я не думаю, что страх и стыд имеют к этому отношение, а вот очищение - да.

Я очень люблю Лору. Больше всего в ней восхищает ее самообладание.

Я считаю, что Мэри МакДоннелл сыграла в Галактике гениально. Это тот случай когда лучше нее это не мог сделать никто на свете. Я читаю Лору как классическую книжку, которая, чем больше читаешь, тем больше, качественнее, интенсивнее наслаждение.

Люблю Мэри. Она умеет давать, любить и быть живой. Она умеет быть настоящей, беспонтовой.

Тем не менее, мне не очень нравятся ее другие работы. А еще мне жаль видеть как она одета, ее красота заслуживает в миллион раз большего.

Я считаю пару Розлин - Адама очень сексуальной и не понимаю тех, кто этого не видит.

Моя любимая серия - День из жизни, 3 сезон.

Моя любимая сцена - когда Розлин пыталась убить Балтара и не смогла.

Я пришла к выводу, что жанр bsg - это троллинг и памфлет на человечество. А роль умирающего лидера - это на самом деле роль бедной лизы, над которой все поиздевались. Хотелось большего благородства от авторов, но, к сожалению, все очень правдиво. Тем не менее, благородства авторов мне все еще не хватает.



10:58 

Почитала фикушки, местами хорошие, местами не очень. Я когда читаю или смотрю что бы то ни было, ловлю себя на том, что внутренне болею: ну давай, давай! Сделай хорошооо...

А в конечном счете даже не важно, хорошо оно или не очень, важно другое - быть живым и только. До конца. Как-то так.

07:53 

Для тех кто в танке

Была такая дискуссия: vk.com/doc-1893240_4165273

Хочу спросить, неужели из сериала не видно, что люди и сайлоны ведут себя совершенно одинаково, при этом физически тоже выглядят абсолютно одинаково?

Вот неужели увиденного на протяжении 5-10 серий кому-то недостаточно было, чтобы с первого раза понять, что разницы нет? Если здравый смысл и глаза в отключке, зачем наука?

Странно.

@темы: философия bsg

12:49 

Память

Считаю, что основной конфликт разгорелся как раз-таки между Дэниелом и Кэвилом, и мы получили художественный мир, где Дэвил победил. Весь сюжет произошел уже давно, а бедные люди и сайлоны только разгребают последствия: они тут вообще ни при чем. Начинают свой длинный путь к Земле, то есть к себе, и когда информация все больше раскрывается, когда амнезия проходит, это сперва шок, а потом... А потом все то же самое по кругу, так как "человек не определяется его памятью, человек определяется его действиями", как замечательно мне вчера сказал герой Арни в фильме Total Recall.

Допустим, когда Тори осознала, что она жила на Земле, входила в пятерку великих ученых того времени, изменило ли это тот факт, что она совсем недавно отключила совесть и зверски убила жену собрата? Нет, не изменило. Человек не определяется его памятью. И предками не определяется. (Можно было не копать.)

Что толку если мы вспомнили свои прошлые жизни? Мы определяемся своими действиями здесь и сейчас. Если крыса была Клеопатрой, то сегодня она все равно крыса.

И BSG, черт возьми, великий текст.

@темы: философия bsg

23:36 

Про то как я чокнулась

Эти новогодние каникулы подарили возможность продвинуться в рисунке и рисовать так, как я еще никогда не рисовала. Несколько лет после ударившей меня любви еще к другому артисту – певице Харис Алексиу – я безуспешно пыталась восстановить ту спонтанную четкость рисунка, которая проблескивала и дразнила немым укором. Долгое время что-то в глубине меня орало: ну каааак? Как ты тогда это сделала? И просило повторить сознательно. Безуспешно. До сих пор.



Мэри. Мэри это нечто. Да, я знаю пару удачных рисунков МакДоннелл (по принципу насколько долго я хочу на это смотреть).
Рисовать Мэри – это как стажировку проходить.

Перед ней я чувствую себя собачкой. У собачки есть одна мисочка. И собачка поела из этой мисочки – и стала довольна.

Мне все время кажется, что вот сейчас посреди ночи мой компьютер включится сам и на экране возникнет – если не сообщение Wake up, Neo, Matrix has you – то как минимум недовольное лицо МакДоннелл, которая воскликнет с того конца планеты (у них там солнечный день):
– А! Так вот кто там меня достает постоянно!
– LAPD. Freeze.
Я дергаю невидимую ниточку, и она дергается мне в ответ. Это самое реальное ощущение от практики елозания графитным карандашом средней жесткости в попытке переплавить чужое любимое лицо.

Таким образом, не все еще идеально, но это – то есть ЭТО – уже не стыдно показывать со спокойной душой. Что и делаю.



Ребятки, самое классное чувство на свете, независимо от своего текущего уровня – это прыгать выше головы.
 

@темы: бурный творческий процесс, арт, Mary McDonnell

18:49 

Так ну с новым годом меня!



Меня поражает вот это все. Я бы никогда не подумала, что моя ерунда попадет на ее страничку :) Знаю людей, которые мечтают чтобы их работа туда попала. Я как-то даже не мечтала. И тут захожу...
Одна из самых приятных вещей что ей понравилась моя интерпретация персонажа. Не могу поверить что из всего изобилия она выбрала именно это. Шерон, короче, одобрила!
Подожди, Мэри, ты не видела самого главного. Я же продолжаю, продолжаю...

Ниточка дернулась.

@темы: арт, Mary McDonnell

19:45 

Пока рисовала Леобена увидела, насколько же люди боятся выходить из зоны комфорта. А за ней, за зоной - там все. Там самопознание. Там ты. Ты не в четырех стенах своей клетки размером два на два, ты - за ее пределами. Вон там, далеко. Там все блага, навыки, способности. И главное - там свобода.



Я же катастрофически ненавижу все новое. Просто все :)
А успешная жизнь - это постоянно, постоянно, как можно больше пробовать новое, новое, новое. В первый раз, в первый раз, в первый раз!
И еще караул как боюсь людей. А чтобы рисовать людей, надо любить людей.

Мы очень сильно находимся в плену "своего". Даже персонажей сериальных любим только тех, кто успел как-то втереться, пробиться к нам и каким-то чудом освоиться внутри.

Выбесилась, что мужчин рисую в первый раз на WTF.
Выбесилась, что других женщин рисую в первый раз на WTF.
Выбесилась, что статью пишу в первый раз на WTF.
Выбесилась, что в первый раз на WTF.

И однако, все получилось! Почти все. И очень даже неплохо.

@темы: бурный творческий процесс

02:22 

BSG на лурке

Зачем мне сценаристы? У меня есть дротики, которые я бросаю в портреты персонажей. В кого попаду — тот сайлон
Рональд Мур

lurkmore.to/Battlestar_Galactica

@темы: ссылки, статья

06:21 

Немного Шерон

Я этой зимой рисую как никогда много.
Спасибо Мэри за все вдохновение.


@темы: арт, Mary McDonnell

Моя Галактика

главная